На главную / Отзывы

Отзывы

Отзывы зрителей СМИ о спектакле Отзывы критиков Отзывы о театре

«БЕЛЫЕ НОЧИ» НА МАЛОЙ БРОННОЙ: СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ РОМАН В КАРТИНКАХ

2017-02-21
«БЕЛЫЕ НОЧИ» НА МАЛОЙ БРОННОЙ: СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ РОМАН В КАРТИНКАХ 19 февраля 2017 На Малой сцене Театра на Малой Бронной - «Белые ночи» по Достоевскому в постановке актера Геннадия Сайфулина, служащего в театре уж [ развернуть ]

19 февраля 2017

На Малой сцене Театра на Малой Бронной - «Белые ночи» по Достоевскому в постановке актера Геннадия Сайфулина, служащего в театре уже пятьдесят лет. Сложно не привязать это событие к юбилею. Сам же заслуженный дебютант посвятил спектакль легендарному Анатолию Эфросу, у которого, в частности, он играл Алешу Карамазова в «Брате Алёше», опять же по Достоевскому. Монолог из этого спектакля артист и прочитал перед премьерой «Белых ночей». Если же вынести за скобки вес имен и красоту дат, то картина рисуется не такая праздничная.
«Сентиментальный роман» Достоевского - каверзное произведение: его нарратив пропитан сумеречным мороком летнего Петербурга, который легко ускользает при адаптации текста. Это не только история про четыре светлые ночи, за которые благодаря каверзам судьбы почти складывается союз двух одиночеств - Мечтателя (Олег Кузнецов) и Настеньки (Любовь Иванова). Здесь мечтательность граничит с помешательством, с внутренним сломом, от которого у человека на языке оказывается всё, о чем он только может подумать. За насыщенностью текста, даже многословностью Достоевского сквозит отчаяние: здоровающийся с домами юноша - это до определенной степени мило, но все-таки тревожно.

Сайфулин, впрочем, пассаж про дома выкидывает: его «Белые ночи» именно что про мечтателей, про совместное счастье, ускользнувшее бледной тенью. В остальном режиссерское вмешательство в текст минимально - настоящая мечта зрителя, идущего на спектакль, чтобы увидеть «ровно так, как в книге». Актеры с чувством произносят реплики на мостике, на скамейке и у крохотной ростральной колонны; иногда в ход идет занавеска, за которой мелькают тени (например, выпившего незнакомца, который пристает к Настеньке, а Мечтатель её спасает).
Декорации Никаса Сафронова хорошо иллюстрируют, как простота оборачивается простоватостью: «Белые ночи» напоминают старательный студенческий спектакль, с той лишь разницей, что сейчас в вузах ставят зачастую бодрее, изобретательнее и без увлечения декламацией. Вероятно, подобную старомодность иные зрители и ищут в театре, однако иллюстрациями к роману он тоже ограничиваться не обязан.

Алексей Филиппов


http://www.kino-teatr.ru/kino/art/teatr/4638/ 

[ свернуть ]


Театр на Малой Бронной представит спектакль "Деревья умирают стоя"

2017-02-08
Театр на Малой Бронной представит спектакль "Деревья умирают стоя" 00:2926.11.2016 013720   © РИА Новости. Александр Поляков Перейти в фотобанк     МОСКВА, 26 ноя — РИА Новости. Премь [ развернуть ]

Театр на Малой Бронной представит спектакль "Деревья умирают стоя"


 

 

МОСКВА, 26 ноя — РИА Новости. Премьера спектакля "Деревья умирают стоя" режиссера Юрия Иоффе состоится в субботу на сцене московского Театра на Малой Бронной.

Иоффе поставил спектакль по одноименной пьесе испанского драматурга Алехандро Касона. В небольшом испанском городке при театре работает фирма "Ариэль". Ее сотрудники занимаются необычным делом: они доставляют людям на дом… счастье. В этом же городе живет пожилая сеньора, горячо любящая своего единственного внука. Вот уже 20 лет она занята только перепиской с ним — в ее мыслях он предстает блестящим молодым человеком.

Искусные актеры готовы подарить бабушке три счастливых дня в компании любимого внука и его молодой жены. Но неожиданное стечение обстоятельств меняет ход запланированных событий…

 
 

В трагикомической постановке Иоффе интригующий сюжет вовлекает зрителя в разговор о правде и лжи, о существовании на тонкой грани реальности и вымысла. Можно ли прожить всю жизнь в притворстве и как измерить ценность истинной правды, если она может разрушить чьи-то мечты? Создатели спектакля вместе со зрителями размышляют о том, может ли театр подарить счастье.

Роль Бабушки в спектакле исполняет народная артистка России Анна Антоненко-Луконина.

"Я проработала в театре более полувека и счастлива, что к моему юбилею (в январе актрисе исполняется 80 лет) мне выпала такая роль, — сказала РИА Новости актриса. — Роль непростая, но когда начинаешь работать, все становится более ясным и понятным. Я играю бабушку — я и сама в жизни бабушка, так что некоторые ситуации, которые есть в пьесе Касона — связанные с любовью, и, к сожалению, с предательством, мне понятны. Мы стараемся в этом спектакле доказать, что в жизни должна существовать любовь и понимание между людьми. Без этого жить очень трудно. Надеюсь, что зрители, которые придут к нам на спектакль, уйдут с верой в любовь".

В спектакле также заняты: Андрей Рогожин, Виктор Лакирев, Ольга Николаева, Светлана Первушина, Татьяна Кречетова и другие.

 

https://ria.ru/culture/20161126/1482220275.html 

[ свернуть ]


Бессонова Татьяна

2017-02-06
Я решила в этот раз не идти в театр без подготовки и выбрала фильм с Николь Кидман. Это я зря сделала, надо было читать пьесу, которую я пролистала уже постфактум. Спектакль поставлен именно по пьесе, а фильм - это уже режиссерская версия. Таким образом, [ развернуть ]

Я решила в этот раз не идти в театр без подготовки и выбрала фильм с Николь Кидман. Это я зря сделала, надо было читать пьесу, которую я пролистала уже постфактум. Спектакль поставлен именно по пьесе, а фильм - это уже режиссерская версия. Таким образом, версии Дэвида Линдси-Эбейра и режиссера Сергей Голомазова совпали. А вот одноименный фильм все же искажает сюжет и концовку, но достаточно интересным образом - я бы посоветовала после просмотра или прочтения пьесы сравнить. Психологическая драма - это тот жанр, который специально создан для меня. Как люди справляются с трагедиями в своей жизни? Как можно пережить смерть ребенка? Я следила за главной героиней, которую отлично сыграла Юлия Пересильд, и понимала: это почти про меня, я была бы как она, если бы... то есть образ этот был мне настолько близок, что в драму я вжилась практически полностью. Как написано в программке, "наш спектакль не о мужестве справляться с такого рода апокалипсисом в жизни, хотя это тоже надо уметь делать. И не о том, что все равно надо как-то продолжать жить и верить, надеяться. Наш спектакль о границах свободы. О праве человека быть свободным в своем горе, в своем несчастье и о личном праве выбирать, как ему справляться с бедой и этим новым возникающим ощущением мир". О, это просто прекрасная тема, потому что я не могу уже слышать про всю эту борьбу и что нужно надеяться и верить. Все это кажется разумным и правильным. Но что делать, если своим проживанием горя человек травмирует окружающих? У которых тоже, между прочим, горе и которые тоже его проживают своим способом - более "оптимистичным", что ли. Для меня этот вопрос стоит остро всю жизнь. Я не смогла найти на него ответ. И не уверена, что пьеса дает его (там все заканчивается достаточно хорошо - но в результате стечения обстоятельств, я бы сказала, ставших триггером), но точно помогает задуматься. Пока что я не согласна, что человек имеет право на свое ощущение горя, если он причиняет таким образом новое горе окружающим. Но размышлять на эту тему буду еще долго. Как бы то ни было, игра актеров потрясающая. Сестра Настасья Самбурская прекрасна, очень атмосферная! Мама Вера Бабичева - она прямо такая колоритная мама! И смешная со своими увлечениями, и легкомысленная, и болтливая, но все равно по-своему мудрая и любящая. Очень важную тему поднимает спектакль, потому что вокруг нас очень много людей, который вот сейчас, в эту минуту, переживают какое-то горе. И наши знакомые в том числе. Может, не стоит им говорить, что "надо продолжать жить и верить"? Вот ей-богу... Сходите на спектакль, там и мать главной героини тоже когда-то пережила смерть сына и делится своим опытом по его "переживанию". И найдите другие слова...

[ свернуть ]


«…Иль был он создан для того, чтобы побыть хотя б мгновенье, в соседстве сердца твоего?….»

2017-02-03
«…Иль был он создан для того, чтобы побыть хотя б мгновенье, в соседстве сердца твоего?….»   03.02.2017 Творчество одного из величайших классиков русской литературы Фёдора Михайловича Достоевског [ развернуть ]

«…Иль был он создан для того, чтобы побыть хотя б мгновенье, в соседстве сердца твоего?….»

 
03.02.2017

Творчество одного из величайших классиков русской литературы Фёдора Михайловича Достоевского навечно вошло в мировую историю  многоликим пластом искусства, в котором на примере разных судеб чутко и тонко отражена глубинная философия человеческих личностей! И хотя Фёдор Михайлович жил в середине 19 века, он по-прежнему также актуален, мудр и чуток к явлению под названием Человек!

5 февраля на Малой сцене Театра на Малой Бронной состоится премьера  спектакля "Белые ночи", поставленного по одноимённой повести Достоевского, следующий спектакль будет показан 7 марта.

Актер и режиссер Геннадий Сайфулин, 50 лет назад пришедший работать в Театр на Малой Бронной, посвящает постановку Анатолию Эфросу: «Много ставится памятников великим людям. Плисецкой, например, даже Сухорукову. А в память об Анатолии Эфросе еще нет. В Харькове, на доме, где он жил, висит памятная доска. И мы решились сделать спектакль живой памяти. Этим спектаклем мне хотелось отдать дань своему учителю, выдающемуся режиссеру Анатолию Эфросу. Наше знакомство с ним началось на репетициях спектакля «Друг мой, Колька» в студии Центрального детского театра, мне тогда было 17 лет, и я играл главную роль. Метод работы Эфроса, его эстетика, отношение к творчеству остались со мной на всю жизнь».

Главные роли в постановке играют молодые актеры, выпускники мастерской Сергея Голомазова – Олег Кузнецов и Любовь Иванова.

Жанр спектакля соответствует повести и определён как сентиментальная история. Она и Он, а ещё Петербург, который является полноправным героем действия, обрамляя героев своей безудержной энергией и мощью.

Сценография Никоса Сафронова «телепортирует» зрителей на набережные Петербурга,  в дом с мезонином,  в ложу оперы.

Магия «Белых ночей» на сцене уютно сочетается с уникальной атмосферностью Малой сцены театра, где каждый зритель чувствует себя вовлечённым в сценическое пространство, дышит в унисон с героями.

Обратимся к строкам Гения русской словесности, Александра Пушкина о незабываемых белых ночах Петербурга:

«И, не пуская тьму ночную

На золотые небеса,

Одна заря сменить другую

Спешит, дав ночи полчаса…»

Случайная встреча героев меняет жизнь обоих, она видит в нём друга, он – любимую.  Героиня честно и откровенно делиться  с Мечтателем своими страданиями, сомнениями, переживаниями, он знает, что она любит другого, но не может совладать со своими чувствами. 

«Мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает…» Меланхоличная грусть, фатальное одиночество, любовное томленье, нежное, непорочное, робкое и страстное одновременно. Герою, кажется, мало не то что нескольких ночей, а целой жизни, чтобы насладиться общением с Ней, воплощением своей Мечты. Тонко заметил Али Апшерони: «У всякого из нас имеются иллюзии, которые он не хотел бы разрушать». 

Как часто мы фантазируем и придумываем то, чего нет, вдыхаем жизнь в иллюзорные грёзы и мечты?! Когда они вдруг или не вдруг сбываются, нас окутывает счастье и безмятежная эйфория, которая, увы, быстро проходит. Но случается и такое, что фантазии и миражи разбиваются об айсберги реальности, после чего накатывает разочарование и боль, порой нестерпимая. Но и эту страницу надо перевернуть, даже если «не успев начаться, история заканчивается»: после одной сцены и кадра всегда будут следующие, за ночью – день, за закатом - рассвет… 

Она была с ним честна: «О боже! если б я могла любить вас обоих разом! О, если б вы были он!» А Мечтатель? Жалел ли он об этой встрече, навсегда разбившей сердце? Отнюдь, ведь в финале он говорит: «Боже мой! Целая минута блаженства! Да разве этого мало хоть бы и на всю жизнь человеческую?..»

У Михаила  Юрьевича Лермонтова в одном из стихотворений есть строки:

«Холодной буквой трудно объяснить
Боренье дум. Нет звуков у людей 
Довольно сильных, чтоб изобразить
Желание блаженства…»

Фёдору Михайловичу Достоевскому в сентиментальной повести «Белые ночи» удалось охарактеризовать Блаженство. А у создателей  спектакля на сцене Театра на Малой Бронной получилось воплотить всё это на сцене. Как нельзя более точно резюмируют всё вышесказанное  строки Ивана Тургенева, ставшие эпиграфом повести «Белые ночи»: «…Иль был он создан для того, чтобы побыть хотя б мгновенье, в соседстве сердца твоего?….»


http://worldpodium.ru/node/5199 

 

[ свернуть ]


«Белые ночи» памяти Анатолия Эфроса

2017-02-03
«Белые ночи» памяти Анатолия Эфроса Опубликовано evge-chesnokov в Чт, 02/02/2017 - 03:59  фоторепортаж Перед предстоящей 5 февраля премьерой спектакля «Белые ночи» режиссер Геннадий Сайфулин вспоминает своего учит [ развернуть ]

«Белые ночи» памяти Анатолия Эфроса

evge-chesnokov аватар
 

Перед предстоящей 5 февраля премьерой спектакля «Белые ночи» режиссер Геннадий Сайфулин вспоминает своего учителя Анатолия Васильевича Эфроса, режиссера, который ставил свои спектакли в Театре на Малой Бронной: «Много ставится памятников великим людям. Плисецкой, например, даже Сухорукову. А в память об Анатолии Эфросе еще нет. Хотя в Харькове, на доме, где он жил, висит памятная доска. В Москве пока такого памятника нет. И с молодыми актёрами курса Сергея Голомазова мы решились сделать такой спектакль живой памяти».

File 243245

 

File 243249

Сайфулин обращается к лиричному произведению Федора Достоевского «Белые ночи». Жанр спектакля оставлен как "сентиментальная история". Главные роли в этой постановке сыграют молодые выпускники мастерской Сергея Голомазова – Олег Кузнецов и Любовь Иванова. Режиссер Геннадий Сайфулин о спектакле: "Этим спектаклем мне хотелось отдать дань своему учителю, выдающемуся режиссеру Анатолию Эфросу. Наше знакомство с ним началось на репетициях спектакля «Друг мой, Колька» в студии Центрального детского театра, мне тогда было 17 лет, и я играл главную роль. Метод работы Эфроса, его эстетика, отношение к творчеству остались со мной на всю жизнь. Когда-то я играл Алешу Карамазова в спектакле Эфроса «Брат Алеша» по роману Федора Достоевского «Братья Карамазовы», в инсценировке Виктора Розова. Эта постановка, на мой взгляд, была одним из лучших спектаклей Анатолия Васильевича в Театре на Малой Бронной. Небольшая лирическая повесть «Белые ночи» – прекрасная возможность обратиться к творчеству Достоевского на восстановленной Малой сцене Театра на Малой Бронной".

«Есть, Настенька, в Петербурге странные уголки». Молодой чиновник бродит по закоулкам Петербурга, друзьями ему являются дома и образы из романов. Большую часть мыслей занимает «смесь чего-то чисто фантастического, горячо-идеального и вместе с тем тускло-прозаичного и обыкновенного». Он пугается общества живых людей, а долгие часы проводит среди «волшебных призраков», в «восторженных грёзах», в воображаемых «приключениях». В общении с женщинами он робок, поскольку опыта совсем не имеет. Но как хочется познакомиться с достойной настоящей девушкой!

Ночная встреча возле канала сулит молодому человеку такую возможность. Рыдающая девушка, которую мечатель защищает от пьяного, хоть и предупреждает, что "влюбиться нельзя", что ей "нужно быть здесь для себя", но уже на следующую встречу, которую вымолил счастливый юноша обещает, что теперь-то они будут вместе навсегда, потому что "такая жизнь есть преуступление и грех". Он пока не знает, что Настенька ждет здесь кое-кого еще...

Спектакль полон женского ребячества, милых, поэтичных душевных терзаний главных героев, мук выбора между одним и другим, таким светлым чувством, что границы стерты, обещания нарушены, роли перепутались, желания мерцают двойным светом. Петербург, зонтик, платья, слезы и любовь, книги и театр, бабушка и мезонин, бедность и одиночество, романы и фантазии; спектакль оставляет ощущение шифонового одиночества, женской ведомости и тихой улыбки, такой, как появляется на лице, когда вскрываешь письмо, а там искренне: «О Боже! если б я могла любить вас обоих разом!»

«Теперь так не умеют писать, как в старину... »

Текст: Алёна Витшас

Фотографии: Евгений Чесноков

 

http://www.yamoskva.com/node/55729 

[ свернуть ]


Ни одной разбитой жизни

2017-01-31
ПОСЛЕ ПРЕМЬЕРЫ Ни одной разбитой жизни by Светлана БЕРДИЧЕВСКАЯ • Янв 21, 2017 Поздняя осень. Сумрачно. Даже зябко как будто. Ворох листьев – свежая могила, возле нее люди. Рядом просторная терраса загородного дома: желтые [ развернуть ]

Ни одной разбитой жизни

Фото с сайта Театра на Малой БроннойПоздняя осень. Сумрачно. Даже зябко как будто. Ворох листьев – свежая могила, возле нее люди. Рядом просторная терраса загородного дома: желтые кирпичные стены, синие потертые перила и ставни, обе-денный стол, тусклые фонари. Таким в спектакле “Разговоры после прощания” предстает имение Луарэ – место действия в пьесе Ясмины Реза (в оригинале “Разговоры после погребения”). Режиссер Михаил Станкевич, ученик Сергея Женовача, известный своими постановками “Дьявол” и “Жена” в Театре под руководством Олега Табакова, поставил в Театре на Малой Бронной дебютную пьесу одного из ведущих драматургов сегодняшней Франции.

Ясмина Реза хорошо знакома московским театралам. В конце девяностых годов ее пьеса “Арт” (или “Искусство”), ставшая всемирным театральным бестселлером, шла на нескольких столичных сценических площадках. А в 2009 году театр “Современник” осуществил постановку пьесы “Бог резни” (режиссер Сергей Пускепалис) – одной из самых популярных за последние годы, поставленной в театрах Парижа и Лондона.

Ясмина Реза – отличный драматург, настоящий профессионал: ее истории всегда увлекательны, в них пульсирует современность, а диалоги виртуозны. Сама француженка утверждает, что ее пьесы всегда наделены сложной идеей, но при этом рассказаны просто: “Нет смысла писать для театра сложно, потому что никто ничего не поймет”. Таковы и “Разговоры после погребения”. Здесь абсолютно точно работает основной чеховский посыл: “Пусть на сцене все будет так же сложно и так же вместе с тем просто, как в жизни. Люди обедают, просто обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни”. И действительно, весь спектакль герои этой истории долго готовятся сесть за обеденный стол.

…В большой семье умирает отец. Два его сына, дочь, их дядя по матери и его новая жена собираются в родовом имении, где по последней воле главы семейства он должен быть похоронен. На погребение также приезжает Элиза – бывшая возлюбленная младшего брата Алекса. Они давно уже не пара, но Алекс все еще не может с этим смириться. Элиза же все эти годы тайно любит старшего брата Натана. Вокруг этого клубка отношений, который раскручивается в течение одного дня, и строится все действие. Похороны, разговоры, прощания, ссоры, примирения, поздний обед. И счастье слагается, и судьбы рушатся, и жаркое в духовке.

Кто-то из критиков однажды абсолютно точно заметил, что “половина успеха пьес Реза в том, что актеры хотят сыграть это”. И это стопроцентно работает в спектакле Михаила Станкевича. Каждый созданный характер безупречно ложится на индивидуальный актерский темперамент, на человеческую натуру: существование в роли свободно и органично – сиюминутно ощущаешь связь между образом и живой личностью. И это относится ко всем шести актерским работам: Владимира Яворского (Натан), Дмитрия Цурского (Алекс), Дарьи Грачевой (их сестра Эдит), Александра Макарова (дядя Пьер), Татьяны Кречетовой (Жюльена, его жена), Мариэтты Цигаль-Полищук (Элиза).

Спектакль идет на вновь открытой Малой сцене театра, на которой в конце 70-х годов прошлого столетия шло “Продолжение Дон Жуана” Эдварда Радзинского в постановке Анатолия Эфроса. Сегодня это камерный зал на сто мест. Декорация – терраса загородного дома реального размера – занимает все пространство сцены (художник Алексей Вотяков). Уютная, теплая, с горящими окнами, с гирляндой из осенних листьев и массивной люстрой – она дарит щемящее ощущение дома, семьи (конечно же, это чеховская терраса из “Дяди Вани” или “Лешего”). Хотя бы на один день близкие, но уже давно далекие друг другу родственники, пытаются почувствовать себя семьей: понять, услышать, исповедаться, обнять. И даже Элиза, не являющаяся членом этого семейства, словно настаивает на своем родстве с ними: ее изящную шею обвивает палантин тех же цветов, что и эта сине-желтая терраса.

Здесь у каждого своя боль. Это и откровенный монолог старой девы Эдит в виртуозном исполнении Дарьи Грачевой; ее своеобразный “выход из шкафа”, история о единственно пережитом в жизни сексуальном приключении. Она делится этим с Элизой: робко и мучительно. Но уже через несколько минут это же признание звучит от нее на французском языке. Эдит рассказывает об этом каждому в зале: страстно, с упоением, словно дав прорваться чему-то потаенному.

Это и яростный порыв Алекса немедленно застрелиться из-за измены Элизы. Дмитрий Цурский – актер с сильным мужским обаянием и воспламеняющимся темпераментом, благодаря чему его персонажи часто становятся центром любого спектакля. Его Алекс – это человек нервно-утонченного склада, не добившийся любви, не нашедший призвания и от этого отчаянно болезненно воспринимающий мир и людей.

Об этих порывах сама Реза писала: “Когда ты держишься из последних сил и больше уже не можешь, и инстинкты берут верх. Это чистая физиология”.

Мизансцены в спектакле выстроены таким образом, что каждое движение, каждый поворот головы или случайный взгляд, каждое слово, сказанное даже полушепотом, отличаются своеобразной нестройностью, иногда даже нарочитой смазанностью, но все вместе это создает поразительно живой рисунок драматического действия.

Алекс любит Элизу, уступить ее брату он не в силах. Элиза любит Натана, она целый день пытается решиться уехать, исчезнуть из жизни обоих братьев, но тоже не в силах. И кажется, что выхода уже не будет. “Странно, как быстро меняется здесь погода”, – говорит Жюльена. И как будто вместе с погодой за окном – так же стремительно меняется и погода в доме. Не успеваешь заметить, когда и как в этой семье вдруг возникло понимание. Все, неожиданно счастливые, наконец-то садятся за обеденный стол.

Один день после похорон, несколько часов разговоров, всего одно жаркое.

И как-то даже странно: ни одной разбитой жизни.

Светлана БЕРДИЧЕВСКАЯ

Фото с сайта Театра на Малой Бронной

«Экран и сцена»

№ 1 за 2017 год

http://screenstage.ru/?p=6014 

[ свернуть ]


АННА АНТОНЕНКО-ЛУКОНИНА: «НЕ ВЫНОШУ ЛЖИ И ПРЕДАТЕЛЬСТВА»

2017-01-10
6 ЯНВАРЯ СТАРЕЙШЕЙ АКТРИСЕ ТЕАТРА НА МАЛОЙ БРОННОЙ ИСПОЛНИЛОСЬ 80 ЛЕТ ЮБИЛЕИ   9 ЯНВАРЯ 2017 17:00 ДЕНИС СУТЫКА/ ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНЫ ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ТЕАТРА   Народная артистка России Анна Антоненко-Луконина встретила свое 80-летие н [ развернуть ]

6 ЯНВАРЯ СТАРЕЙШЕЙ АКТРИСЕ ТЕАТРА НА МАЛОЙ БРОННОЙ ИСПОЛНИЛОСЬ 80 ЛЕТ

 
 
Народная артистка России Анна Антоненко-Луконина встретила свое 80-летие на сцене. В свой день рождения она сыграла роль Бабушки в премьерном спектакле Юрия Иоффе «Деревья умирают стоя», приуроченном к юбилею актрисы. Накануне корреспондент «Театрала» встретился с Анной Васильевной и узнал о творческом пути юбилярши. 

О детстве

У меня типичное советское образование. Я ходила в кружок во Дворец Пионеров и в библиотеку. После войны отец не вернулся, мы жили с мамой в небольшой комнате. Мама все время на работе, я дома одна. Переиграла дома все индийские фильмы. Тогда кроме советских и индийских фильмов ведь ничего не показывали. Так что я представляла себя героиней индийского кино. Так эти героини и остались в той нашей комнате.

В детстве я много читала. Помню, когда взялась за «Тихий Дон», всю трясло. Многое, конечно, не понимала, но читала упорно. А поделиться было не с кем. Я до сих пор благодарна своей учительнице по литературе, которая привила мне любовь к книгам. Когда сегодня слышу фразу: «Ой, сижу дома и делать нечего», то совершенно этого не понимаю. Во-первых, если это настоящий дом, то женщине в нем всегда есть что делать. А потом, как может быть скучно с самим собой?! Если у меня в руках хорошая книга, то я со счастьем осознаю, что сейчас лягу в постель и смогу почитать.

О поступлении в ГИТИС

В ГИТИС я поступила с первого раза. Не бегала по всем пяти театральным вузам Москвы, как это принято, а выбрала один. И честно говоря, очень удивилась, что взяли. Причем без всякой помощи. Это сейчас мамы, папы, знакомые… У меня никого не было. Зато была масса претензий к себе, в том числе и к внешности. Я как увидела девочек, которые там крутились… Красота! А я пришла в школьной форме – девочка со светлыми волосами и… брежневскими бровями. Черные такие! Когда я поступала, в комиссии сказали: «Девушка, только не надо так брови красить». Помню, пальцем терла брови, чтобы им доказать, что они свои. В общем, попала я в институт. Учиться было в удовольствие.

О режиссере Андрее Гончарове

Я служу в одном и том же театре очень давно – 57 лет. После ГИТИСа меня пригласил в театр режиссер Андрей Гончаров. Для меня это было неожиданно. Ему тогда дали небольшой театр на Бауманской – будущий Театр на Малой Бронной. Гончаров пригласил в то время ставить спектакль режиссера Бориса Равенских. Пьеса «Сердце девичье затуманилось» по сегодняшним меркам – колхозная пастораль, о деревенской любви. Равенских был своеобразный, талантливый человек. Также я начала очень много играть у Андрея Александровича Гончарова, он предопределил мою судьбу.

Об Эфросе

Актеры, с которыми Анатолий Эфрос пришел к нам в театр, тогда еще не были знамениты. В частности, мой товарищ Лева Дуров, Александр Ширвиндт, Михаил Державин... Встретили мы Эфроса хорошо. У нас был замечательный разговор – сейчас его уже мало кто может вспомнить. Он привел с собой десять актеров и сказал: «Мы потерпели крушение и просим принять нас к вам на корабль».  И все приняли это с воодушевлением – знали, что Эфрос хороший режиссер, видели его спектакли.

Говоря об Эфросе, нельзя забывать главного на тот момент режиссера театра Александра Дунаева. Он очень много помогал Эфросу. Анатолий Васильевич, как мне кажется, не был по натуре главным режиссером, у него был талант в другом. Дунаев во многом способствовал становлению Эфроса. Первый спектакль, который Анатолий Васильевич взял в работу, – «Три сестры» Чехова. Я играла Машу. Каждая актриса мечтает об этой роли. К тому же мне тогда было 28 лет, как и героине Чехова. В театре началась совершенно другая работа.
Спектакль мы играли с большим воодушевлением. На Малой Бронной стояла конная милиция, так как у театра собирались толпы народа. Правда, этот спектакль мы сыграли всего 33 раза. Была большая комиссия во главе с министром культуры Фурцевой. В итоге спектакль сняли.

Если я скажу, что Эфрос был мягкий и замечательный, это будет неправдой. За 17 лет мы видели разного Эфроса, не всегда такого, каким его хотели бы знать. Его метод работы пусть разгадывают театроведы. Мне не было сложно сделать то, что он предлагал. Кому-то это не удавалось. Ярые его поклонники восхищались всеми работами, другие видели разницу между удачным спектаклем и не очень. В общем, живой человек, что тут добавить?

О Льве Дурове

Лева был очень хорошим партнером, я обожала с ним работать. Последний спектакль, который я с ним играла, – «Кавалер роз» по пьесе Иоганна Нестроя в постановке Романа Самгина. Мы были в тесном партнерстве, сильно зависели друг от друга. Знаете, на сцене можно что-то забыть. Вам любой артист скажет, что такое бывает. Причем даже если играешь спектакль в 50-й раз. Лева очень чутко воспринимал партнера. Если видел, что я замешкалась, тут же включался и начинал говорить мой текст от себя, давая мне возможность снова включиться в процесс. Бывают артисты, которых публика обожает, но на сцене их не чувствуешь. Они смотрят как будто сквозь тебя. Лева относился к тем, кто цеплялся с партером взглядом. Из зрительного зала разницы нет никакой, но на сцене она колоссальна.

О спектакле «Деревья умирают стоя»

Работа над спектаклем шла непросто. В этой пьесе все лгут, кроме бабушки. Как это играть? Зрители же понимают, что все обманывают, и одна старушка верит. Как убедить зал? Сложно.
Я, как человек, не выношу лжи и предательства. Во все периоды моей жизни эти факторы являлись для меня решающими во взаимоотношениях. Режиссер спектакля Юрий Иоффе мне, конечно, очень много помогал. В итоге я абсолютно поверила в то, что мы делаем. К тому же у меня у самой есть маленький внук. Когда я ему однажды сказала: «Димулька, у меня вся надежда только на тебя», он удивился, конечно, не очень понял, о чем я: бабушка, в общем-то, жива и здорова, помогает. Но я убеждена, что любому человеку хочется знать, что в старости он найдет поддержку у родных людей. Так что я очень много внесла в эту роль из своего жизненного опыта.
Последнюю сцену спектакля – встречу героини с настоящим внуком-бандитом я жутко боялась репетировать. Постоянно говорила режиссеру: «Не надо, не надо, я не готова, подождите еще немного». Трудно было к ней подступиться. Ведь родная кровь – и такой ужас. Мне ее до сих пор тяжело играть. Когда выхожу на поклон, даже улыбнуться не могу.

О современной жизни

Я удивляюсь некоторым тенденциям. Люди только поссорились и уже в интернете есть их фотографии. Как так происходит? Я не ханжа совершенно, но порой смотреть на это не могу. Конечно, сейчас жалею, что с моим мужем – известным писателем Михаилом Лукониным – у нас нет многих фотографий-событий. Я об этом не думала. Он старше меня был, умнее, опытнее. Но тоже как-то не фиксировал нашу жизнь. И, наверное, сейчас был бы потрясен. Не понимаю, как можно свою жизнь выставлять напоказ. Фальшь какая-то.

О жизни вне театра

Помимо театра, который естественно у меня один, была и другая жизнь. Мой муж был секретарем Союза писателей и очень много ездил за границу. А вот я из-за работы не всегда могла последовать за ним. До сих пор помню, как не попала в Австралию из-за спектакля «Общественное мнение». Показала мужу материал, он сказал: «Боже, какая ерунда!» Потом увидел спектакль и приятно удивился: «Как у вас так получается?!»

Михаила Кузьмича давно нет, но он всегда рядом со мной в моих мыслях. Меня восхищает, когда я сегодня вижу, как идут по улице два старика вместе. Даже чуточку завидую. Увы, такое все реже встретишь. А мне, видите, не суждено было с моим Михаилом Кузьмичом вот так же гулять. 
 
 

[ свернуть ]


«Деревья умирают стоя» Алехандро Касона.

2017-01-09
Илья Абель | Гротеск на грани реальности 30.12.2016 ИСКУССТВО И КИНО   «Деревья умирают стоя» Алехандро Касона.Сценическая версия театра. Редактор сценической версии Александр Шаврин.Режиссер-постановщик Юрий Иоффе. Художники Станисл [ развернуть ]

Илья Абель | Гротеск на грани реальности

 

«Деревья умирают стоя» Алехандро Касона.
Сценическая версия театра. Редактор сценической версии Александр Шаврин.
Режиссер-постановщик Юрий Иоффе. Художники Станислав Морозов и София Егорова. Театр на Малой Бронной. Премьера 26 ноября 2016 года.

Постановка «Деревья умирают стоя»

Известная послевоенная пьеса классика испанской литературы, человека театра и по профессии, и по драматургическому дарованию достаточно известна и популярна в нашей стране. Ее ставили в современной России, по ней снимался телефильм-спектакль.

Это трогательная история ожидания встречи с тем, что, казалось, ушло безвозвратно, наполненная национальным колоритом, не оставляет зрителей равнодушными. Образы бабушки, которая двадцать лет ждала внука, и тех, кто сыграл для нее по заказу дедушки счастливое возвращение его, вызывает у публики ожидаемые эмоции, даря радость переживания искренних эмоций – переживания, сочувствия, тревоги из-за постоянно возможной трагической развязки.

Пьеса, несколько экзистенциальная и одновременно романтическая по своей сути, наполненная сменой настроений героев, игрой в театр и подлинными страстями – заведомо может рассчитывать на успех. Тем более, в постановке Юрия Иоффе, который, как правило, обдумывая тщательно постановку, узнает избранном в очередной раз материале настолько много и широко, что в определенном смысле выступает равноправным соавтором сочинителя пьесы или литературного произведения. Его отношение к тексту всегда уважительно, что большая редкость на театре. И, если он что-то делает для усиления сценического эффекта, всегда оправданного и в духе оригинала, то это идет только на пользу театральному действию.

Так, например, в его режиссерской интерпретации спектакль не заканчивается сакраментальной репликой бабушки, давшей название пьесе Алехандро Касона. Бабушка, рядом с которой тот, кого она сердцем и душой приняла за любимого внука Маурисио и его молодую жену Изабеллу, рассказывает им секрет – домашний рецепт семейного раритета. И, значит, продолжается жизнь, что, прожив несколько счастливых дней рядом с теми, которые выдавали себя за ее близких людей, она обрела спокойствие и смысл своего существования, потому без сожаления может покинуть этот бренный мир, в котором главной радостью был ее внук и письма, которые как бы от его имени писал ей дедушка.

Обычно ближе к финалу спектаклей по названной пьесе Касона нарастает трагизм, однако, Юрий Иоффе выстроил спектакль «Деревья умирают стоя» так, что возникает ощущение, что бабушка сразу понимает подмену (дедушка о ней знает, поскольку сам нанял артистов, чтобы они играли внука бабушки и его жену), но включается в эту вроде бы ложную реальность с темпераментом и с самоотдачей (можно предположить, что она и до того понимала, что письма пишутся не самим внуком, но они стали для нее настоящей жизнью, возродили ее душу.)

Как для спектакля «Маэстро» по Чапеку и для спектакля «Деревья умирают стоя» версию для театра подготовил Александ Шаврин. И снова правильно отметить, что его интерпретация пьесы Касона – элегантна, точна и эффектна. В ней сохранена главная интрига, при том, что пьеса зазвучала в Театре на Малой Бронной так оригинально и выразительно, как будто до этой премьеры ее вообще не ставили в Москве. Нет налета архаичности, нет тяжеловесности и сугубо прямолинейной театральности. Есть легко и простодушно развивающееся действие.

Юрий Иоффе ставит спектакли, которые по хорошей старомодности идут три часа с четвертьчасовым антрактом. (Что, следует заметить, не так часто встретишь в московских театрах – и потому, что нередко идут короткие спектакли без антракта, и потому, что если они в духе большой традиции продолжительны, то кажутся затянутыми, когда артисты больше бенефицианты, чем исполнители ролей.) Но в спектаклях Юрия Иоффе, которые мне пришлось видеть, а «Деревья умирают стоя» – третий, который привелось видеть за недавнее короткое время, столько жизни и достоверности, что продолжительности их не замечаешь. То есть, они длятся в зрительском восприятии ровно столько, сколько требуется именно для того, чтобы рассказать историю тех героев, о которых идет речь в пьесе. И ни секундой (!) больше.

Тут принципиален и еще один момент. Юрий Иоффе точно передает в своих постановках то, что называется национальным колоритом – в костюмах, в движениях, создавая ауру времени и мировосприятия, в контексте которых написан литературный материал. Он не упрощает его, осовременивая до откровенной публицистичности, хотя реалии нашего времени тонко и деликатно вкраплены в действие. Ему не нужно текстом зарубежного автора – в данном случае Чапека или Касона – напоминать о том, что похожие сюжеты есть и в отечественной литературе, в том числе, в драматургии. Режиссер настолько в теме, что буквально растворяется, как будто в авторском тексте со всеми его перипетиями, воссоздавая его с такой степенью правдоподобия, что забываешь, что дело происходит только на сцене и разыгрываемая артистами история – всего лишь вымысел, игра воображения.

Нередко жанр, в котором работает Юрий Иоффе, это трагикомедия, соединение двух разновидностей драмы. И его постановки как раз соразмерны смешному и грустному ровно в той степени, какая нужна, чтобы сохранялось между ними равновесие. Он может трагикомедию доводить до гротеска, оставаясь в координатах реализма. Или в реалистическом действе оставлять место смешному и даже эксцентричному (чего стоит жаждущая любви горничная Фелиса в постановке по пьесе испанского драматурга).

У режиссеров бывает так, что между замыслом постановки и осуществлением ее на сцене театра проходят годы. И Юрий Иоффе в данном аспекте не исключение из правил. Спектакль « Деревья умирают стоя» он собирался поставить 8 лет назад на сцене театра имени Маяковского, а премьера состоялась в конце осени 2016 года в Театре на Малой Бронной.

Краткий сюжет пьесы такой: бабушка ожидает возвращения внука, а дедушка заказывает в актерском агентстве «Ариэль» пару, которая для бабушки должна сыграть внука и его жену. И все бы ничего, в в финале спектакля в родном доме оказывается и реальный внук, который вел беспутную жизнь и теперь возвратился, чтобы потребовать от стариков денег, чтобы откупиться от таких же бандитов, как и он сам.

Тут, в духе католического мировоззрения, свойственного испанской литературе на всем протяжении ее многовековой истории, соединяются в подлинную целостность евангельская легенда о возвращении к отцу (здесь к бабушке и к дедушке) блудного сына с неканоническим продолжением ее, с одной стороны. И характерная в первую очередь для европейской литературы, еще со времен Древней Греции и Рима, ситуация, когда одного героя принимали за другого или он вынужден был выдавать себя за другого. Чтобы не уходить далеко в историю континентальной драматургии, достаточно вспомнить «Двенадцатую ночь» Шекспира и комедии Мольера, хоть «Мещанина во дворянстве», хоть «Тартюфа» или что-то в том же духе. Правда, в пьесе Касоны мотив подмены, узнавания и разоблачения приобретают несколько иной характер, поскольку роли кого-то, не себя, исполняют как бы профессиональные артисты – директор агентства «Ариэль», занимающегося духовной (читай, воспитательной благотворительностью) и девушка, которую он спас от самоубийства, пришедшую по его приглашению для знакомства с ним.

Таким образом, получается трижды театр: театр в театре в театре.

И Юрий Иоффе изобретательно обыгрывает тройную театральность текста Касоны.

В начале первого действия, сразу после третьего звонка, перед первым рядом зрителей оказывается энергичная, деловитая женщина в форменной одежде. Она уверенно осматривает зал, проходит перед зрителями мимо сцены, что-то говорит девушке, которая не нашла своего места. А потом выводит ее на сцену. И только тогда, когда к ней, проходящей мимо, обращается с письмом Виктор Лакирев (дедушка, сеньор Бальбоа), который до того неприметно сидел на откидном кресле у одного из рядов партера, о чем-то переговариваясь с капельдинершей, понимаешь, что уверенная в себе дама на самом деле артистка (Светлана Панина) и театра на Малой Бронной и сотрудница фирмы «Ариэль». (И тут сразу задан ракурс театра в театре). А девушка, которую она провожала в фирму – здесь, на сцену – Ольга Николаева (в том составе, который я видел на третьей премьере), та, что пришла в «Ариэль», та, что потом будет играть Изабеллу, жену Маурисио в исполнении Андрея Рогожина, директора фирмы «Ариэль». И вроде бы начинается еще один театр в театре, вернее, заявка на него. Но не сразу. Пожилой мужчина и девушка прячутся. И перед ними на авансцену выходят пастор, он же норвежский моряк (Сергей Парфенов) и вор, он же охотник (Сергей Кизас – оба артиста из того состава, который я видел в день премьеры). Они обмениваются впечатлениями о проведенном дне, что создает ощущение какой-то фантасмагории, поскольку ясно, что каждый выдает себя за другого (опять мотив подмены). Девушка и пожилой мужчина уже собираются покинуть странноватое заведение, но тут в костюме Наполеона появляется перед ними директор его, артист по жизни и по пьесе. Он жалуется, что театра дает мало вариантов, чтобы заработать на безбедную жизнь (отсыл к современным интервью артистов не педалируется специально, но звучит ясно), и объясняет, что придумал нечто вроде театра, где его коллеги играют те или иные роли в зависимости от того, что оплачивают заказчики. Так что те, кого видели девушка и старик – тоже артисты, а не те, за кого себя выдавали, говоря о том, как прожили минувший день.

И вот это уже близко к тому, что есть третья ипостась театра, потому, что сеньор Бальбоа предлагает директору и девушке сыграть для своей супруги роль внука и его супруги. После некоторого раздумья директор фирмы «Ариэль» соглашается и обдумывет, как лучше все сделать, чтобы не попасть в нелепую ситуацию. А попутно, как и далее в спектакле, дает девушки уроки театрального мастерства, как он его представляет. (Когда до того выходил на сцену дуэт его сотрудников, то, будучи в образе пастора и вора, моряка и охотника, они декламировали демонстративно театрально, наверное, так играли в пьесах Шекспира или Мольера, до них и после них, пока не появилась система Станиславского, как нас убеждают почти век или больше. И те советы, которые директор «Ариэля» дает девушке, которая оказалась тоже в подвале, где офис и склад костюмов его фирмы, а, точнее, агентства, не слишком отличаются от того, что понимали под театром его подчиненные. Однако, сами рассуждения об искусстве, сказанные в образе и со сцены, интересны и любопытны, поскольку дают возможность сравнить то, что говорится с тем, как потом это все преобразовывается в игру актеров в предлагаемых в буквальном смысле слова обстоятельствах. Им постоянно приходится выкручиваться, поскольку постоянно они на грани провала, что достигает трагизма, когда рядом с ними оказывается реальный внук по пьесе, и тоже актер. Выясняется, что вся школа, все наработанные приемы меньше искусство, чем действительные житейские обстоятельства, при этом все же сыгранные на сцене.)

Потом, как в истории про Буратино (а Юрий Иоффе ставил по ней спектакль) поднимается мрачный черный занавес, стена подземелья, как старинного замка исчезает, и открывается декорация, которая потом будет неизменной до конца спектакля – большой зал в доме бабушки, супруги сеньора Бальбоа: со столом, где собираются все участники спектакля, с витой лестницей, ведущей на второй этаж, с фортепьяно, за которым время от времени оказываются артисты, с громадным окном в сад, где видна ветка дерева, по которому внук когда-то, шаля, выбирался из дома в юности.

И вот тут уже начинается театр в театре.

Появляются горничные Хеновева (Татьяна Кречетова) и Фелиса (Ольга Вяземская). И только потом, когда зрители подготовлены к ее царственному, величественному появлению, на центр сцены – зала дома – выходит бабушка (Анна Антоненко-Луконина).

(По сложившейся в России традиции роли бабушки и ее супруга играют, как правило, самые авторитетные артисты театров, так называемые, старики, легенды и хранители традиции данного театрального дома. Работать с ними, может быть, трудно, но по тому, как прекрасно ведут роли Анна Антоненко-Луконина, Виктор Лакирев и Татьяна Кречетова, участвовавшие в постановках Анатолия Эфроса, не возникает сомнений, что режиссеру удалось найти подход к ним, основанный на уважении и профессионализме. Антоненко-Луконина и Лакирев ведут свои роли чуть старомодно, в той манере, которая свойственна была советскому театру, что не вступает ни в коей мере в противоречие с жанровой определенностью и ракурсом раскрытия содержания пьесы Касоны, избранному в данном случае режиссером Юрием Иоффе. А Татьяна Кречетова в роли горничной Женевьевы, ничуть не уступает в комичной экстравагантности Ольге Вяземской, в роли Фелисы. То есть, будучи по положению старше ее, чувствует себя на сцене раскованно, весело, перемежая серьезные реплики грустными интонациями, вспоминая о трех беспутных сыновьях-пиратах.)

Кажется, ну, вот, только теперь начался третий театр в спектакле «Деревья умирают стоя», когда как бы профессиональным артистам за плату надо разыгрывать любовь друг с другом, любовь к бабушке, почитание ее. А фокус-то в том, что все это началось уже давно, когда появилась Элен и встречала пожилого мужчину и девушку.

При всем том, что в спектаклях Юрия Иоффе возникает на сцене прежде всего актерский ансамбль и спектакль «Деревья умирают стоя» подтверждает это в очередной раз (здесь участники постановки поют даже торжественно-самодеятельные куплеты в честь приезда внука бабушки и его жены), совершенно очевидно, что все же главное внимание уделено режиссером роли бабушки. И Анна Антоненко-Луконика, показывая смену настроений своей героини, дает представление о сильном, страстном характере любящей, мужественной и стойкой женщины. Она радуется встречи с внуком и как бы его узнаванию, она учит его жену, как надо вести себя с мужем, чтобы не потерять достоинства (и то, как к ней относится сеньор Бальбоа, подтверждает, что бабушка знает, о чем говорит), она чувствует какую-то скрытую тайну отношений Маурисио и Изабеллы, что приближает трагическую и одновременно оптимистическую развязку пьесы испанского автора. Смена ее переживания подтверждена внешне (художник по костюмам София Егорова).

Вот она в глубокого синего цвета платье перед встречей с тем, кого два десятка лет ждала (здесь она хозяйка большого дома, испанка до жестов и мимики, правительница); вот она в сиреневом свободном платье в дни, когда гости уже прижились под ее кровом – серьезная и мудрая одновременно; вот она в черном платье и такого же цвета головном уборе, который одевают на похороны, во время разговора с настоящим внуком, который в программке обозначен, как Другой (Дмитрий Цурский), прощаясь с давней мечтой пережить счастье близкого с рождения человека (это и похороны всех надежд, того, что давало ей силы справляться с возрастом и неизвестностью). Но в том же черном наряде она в конце спектакля оказывается в кругу самых близких людей (полная драматизма сцена), думая об уходе из жизни и о том, что у нее появились близкие люди не по родству, а по сути.

Убедителен и Виктор Лакирев, который словом и делом пытается защитить любимую им женщину, стараясь избавить ее от апатии, тоски, а также и от разочарования от встречи с тем, кто в мыслях ее был для нее самым дорогим и желанным человеком.

Сеньер Бальбова помогает артистам выходить из неудобных ситуаций, когда бабушка задает им вопросы, вспоминая письма внука, написанные другим человеком. Он буквально грудью преграждает путь внуку, чтобы тот не смог нарушить той временной идиллии, которая возникла в его доме с приездом артистов, выполняющих оплаченный им заказ. Он рыцарь и герой, честный, смелый человек, который узнал о прошлом и неприглядном настоящем внука все , что было возможно. А когда тот появился в их доме, не боится сказать, что поступил в юности того правильно, дав ему пощечину, когда баловень взрослых задумал их обокрасть. Он не боится внуку сказать правду: то, что тот сам и никто другой, виноват в той жизни, которая стала для него нормой. И старик не боится мужчины, который выше и крепче его внешне, поскольку им движет любовь к женщине, рыцарство, типично испанский дух, что явлен был еще Сервантесом и не только им. Это гордый и достойный человек, который старался насколько возможно долго сохранить иллюзию в мыслях родного человека. И готов отстаивать ее счастье, несмотря ни на что.

Предпоследней сценой спектакля «Деревья умирают стоя» является разговор бабушки и Другого. Они сидят на стульях друг против друга, что напоминает в какой-то момент декорацию из «Кармен-сюиты» Бизе-Щедрина в Большом с Плисецкой в главной роли.

Другой – нагл и самоуверен. (Надо сказать, что Юрию Иоффе удаются не только положительные, а и брутальные персонажи. В «Маэстро» это был разозлившийся на всех и вся музыкант Каннер, здесь – Другой. Они несчастным и циничны в одно и тоже время. Другой здесь, в пьесе Касоны, не только самодовольный блатяра, а и все тот же ребенок, избалованный подросток, так и не понявший того, что доброта рождать должна ответное чувство, а не эгоизм.)

Пожалуй, объяснение бабушки и внука – самая сильная в спектакле «Деревья умирают стоя». Бабушка слаба, ей трудно расставаться с тем, что поддерживало в ней ощущение жизни. Другой напорист и жесток. Они слышат друг друга. Бабушка относится к внуку все еще как к близкому человеку, но все же не может его простить. В какой-то момент что-то в последнем происходит, он не может справиться с чувствами, он поражен, что к нему отнеслись не так, как прежде. И уходит он со сцене, идя мимо зрительских рядов, кляня последними словами ту, которая любила его больше всего на свете. Но в его выкриках, злых, грубых и мерзких, нет остервенения, а слышны даже плачущие нотки, что свидетельствует о том, что драматический посыл остался в пьесе. Он, человек, который только что требовал денег, чтобы спасти жизнь и банально откупиться от друзей специфического свойства, побежден цельностью натуры бабушки, той гранью ее любви, когда отказ, равносильный смертному приговору, вынужден и бесповоротен.

А после этой сцены, собственно говоря, финал, где бабушка рассказывает фирменный рецепт, поскольку Юрий Иоффе не хочет и это спектакль заканчивать только на печальной ноте, ведь безысходность, тупик – это не его кредо.

Несомненно, что во всех мизансценах спектакля «Деревья умирают стоя» присутствует необходимое количество милых и точных подробностей, без которых не обходится ни один спектакль Юрия Иоффе. (Вот лишь маленький пример – в «Маэстро» служанка роняет на пол поднос и главный герой нагибается, чтобы увидеть в нем отражение, наверное, ее панталон, а в постановке пьесы Касоны горничная смотрится в такой же поднос, как в зеркало, и постоянно пританцовывает, как-то по-особенному издает слова и звуки, что в обоих случаях говорит о любви, но в разных ее проявлениях.)

Не мог спектакль на испанскую тему обойтись без музыкального сопровождения. И Елена Шевлягина подобрала совершенно великолепные фрагменты испанской музыки – томной, чувственной, призывной и даже эротичной в гитарном исполнении лучших современных музыкантов. Музыка здесь есть что-то вроде интермедии, она разделяет большие части спектакля, передавая как национальный дух тех, о ком в нем говорится, так и давая возможность передать течение времени, разделить между собою не только сцены, но и время – дни и недели, настраивая зрителей темпераментностью мелодий, терпкостью их, чуть хмельной и праздничной на особый лад, буквально внося ноту соприсутствия, поддерживая атмосферу испанского дома столь же явно и узнаваемо, сколь и все остальное. И, повторим, ровно настолько, насколько это было нужно режиссеру и театру, чтобы через национальное своеобразие в характерах и выражениях чувств сказать то, что значительнее фольклорного, что могло быть в любом другом месте и в любое другое время, но по-своему, неординарно и возвышенно во всех нюансах раскрытия содержания пьесы «Деревья умирают стоя».

Так сюжет, литературно раскрытый почти семьдесят лет назад, без малого, ровесник режиссера Юрия Иоффе, родившегося через несколько лет после войны, в драматичный для СССР 1948 год, возник на столичной сцене театра, которому тоже 70 лет исполнилось в 2016 году, если брать во внимание только его новую историю без драматичной предыстории ГОСЕТа, естественно и с той мерой достоверности, которая и обозначает настоящий театр. Без котурнов, «страстей в клочья», идеологичности и премьерства. Театр, которому преданно служит Юрий Иоффе.

Постановки «Маэстро» и «Деревья умирают стоя» свидетельствуют о том, что зарубежная классика равноправно присутствует на российской сцене, аутентично в сравнении с первоисточником, в рамках русской театральной традиции и личного включения в нее режиссера послевоенного поколения.

Илья Абель

[ свернуть ]


Держите меня за умного

2017-01-09
Держите меня за умного Текст: Андрей Максимов (писатель, телеведущий) Российская газета - Федеральный выпуск №7167 (1)     Так получилось, что несколько лет подряд я встречал Новый год з [ развернуть ]

Держите меня за умного

 
 
Так получилось, что несколько лет подряд я встречал Новый год за границами нашей Родины. То есть, с одной стороны, за границами праздника (поскольку в жарких странах праздник не ощущается). А с другой - за границами нашего телевидения.

В этом году в жизни моей праздник есть. Все вокруг горит, мелькает, переливается - красота! Но и телевидение есть тоже. Все горит, мелькает, переливается... Однако красота не ощущается.

Так. Спокойно. Если кто решил, что я сейчас буду ругать новогоднее телевидение: мол, скучно, мол, одно и то же, мол, одни и те же... Не буду. Я вообще не про телевидение - я про людей.

Я включал телевизор и ловил себя на том, что меня держат за идиота. А потом я пошел в театр

Почему-то считается, что в новогоднюю ночь, а потом и всю неделю мы должны радоваться жизни, пить и сходить с ума. Кто-то радуется. А кто-то нет. За свою уже довольно длинную жизнь я никогда не видел, чтобы Новый год праздновали так, как это показывает телевидение, то есть, чтобы все говорили какие-то бесконечные глупости, орали и пели песни.

 Я не хочу сказать, что так никто не празднует. Я про то, что празднуют и по-другому: без истерики. Например, многие мои друзья (как и я, впрочем) никогда не разговариваем столько, сколько в новогодние праздники. Некуда спешить. Можно и пообщаться.
 
Но праздничное телевидение люди почему-то не интересуют. Интересуют какие-то вечно улыбающиеся и поющие маски звезд. Я включал телевизор и (за исключением канала "Культура") все время ловил себя на том, что меня держат за идиота. И не то чтобы я такой умный-разумный, но все-таки, надеюсь, не такой идиот, как меня держат.

А потом я пошел в театр на Малой Бронной. Честно говоря, пошел по одной причине: когда не знаю, куда идти, всегда иду в театр. Спектакль называется "Канкун" испанского драматурга Жорди Гальсерана в постановке Сергея Голомазова.

И тут со мной заговорили по-человечески. Не занудливо, а серьезно. Что это было? Мелодрама? Да. Театр абсурда? Отчасти. Философская притча? Вполне. На сцене было то, чего мне так не хватало в новогоднем телевидении: люди и их живая жизнь.

Четыре замечательных актера - Татьяна Тимакова, Иван Шабалтас, Владимир Яворский, Надежда Беребеня - разыгрывают историю так, что оторваться невозможно. Неведомый мне Гальсеран придумал такой сюжет, который держит внимание от первой реплики до аплодисментов. А режиссер-философ Голомазов превратил все это в притчу, которая каждого зрителя заставляет задуматься о себе самом, о жизни своей, о смыслах ее. Почему-то считается, что в Новый год надо радоваться, веселиться, а об этом не думать. Отчего так? Когда же и думать-то о своей жизни, как не в Новый год?

На сцене царил нынче почти позабытый русский психологический театр: живые люди, живые, понятные характеры. С элементами абсурда? Не без этого. А покажите мне такого жителя нашей страны, в чьем существовании вообще не было бы абсурда.

Четыре актера - четыре судьбы? Как бы не так. Спектакль предлагает гораздо больше разных вариантов судеб. Здесь судьбы как бы в проекции 3D, стереосудьбы, я бы сказал. А ты, зритель, сиди и думай над вариантами жизни одного и того же человека.

Почему мы проживаем так, а не по-другому? Почему столь часто мы доверяем случаю формировать нашу жизнь: случайной встрече, случайному расставанию? Что такое судьба, и можем ли мы стать ее хозяевами или должны просто покориться?

Наступление Нового, 2017, года для меня оказалось временем, когда я сам бесконечно над этими вопросами задумывался. И тут - театр. Что называется, спектакль попал в меня. Но, судя по овации в финале, не в меня одного.

А еще я увидел на сцене выдающуюся - я настаиваю на этом определении - актерскую работу Татьяны Тимаковой. Увы, я не знаю такой актрисы. Зашел на сайт театра - сайт не помог: о Татьяне не написано ничего, кроме того, что она - ученица Голомазова. Респект педагогу.

Хороший актер должен играть непостижимо. Зритель не должен понимать, как он это делает. Тимакова играет именно так. Для меня субъективно лучшая рецензия на работу актера, когда ком подкатывает к горлу. Подкатывал, и не раз. Героиню Тимаковой жалко так, что я ловил себя на эмоциональном желании прекратить этот замечательный спектакль и просто ее успокоить.

За такие работы должны давать премии, звания, режиссеры должны выстраиваться в очередь, чтобы предложить ей роль в кино. Ничего этого у Тимаковой, как я понимаю, нет. Ее бы позвать на телевидение, чтобы миллионы людей узнали и про ее роль, и про нее саму. Но, увы, нет такой программы на ТВ.

 

 

Нелепость полная - сравнивать телевидение и театр. И задачи разные. И аудитории несопоставимы. А отношение к своему зрителю тоже должно быть разное? Или все-таки телевидение у театра чему-то могло бы научиться?

С новогодним телевидением, знаете, еще какая засада? Оно рассчитано только на тех, кому хорошо. Мои абсолютно не репрезентативные наблюдения за самим собой и за моими товарищами показали, что таких людей, действительно, много, однако, немало и тех, кого праздничное ТВ не имеет в виду вовсе.

Должно ли телевидение вообще иметь в виду тех, кого меньшинство? Для меня это - вопрос. Но вопрос, который, как мне кажется, требует размышлений.

К Тимаковой режиссеры должны выстраиваться в очередь. Но ее не знают вообще

Спектакль "Канкун" театра на Малой Бронной - мощное и очень свое, личностное высказывание. Новогоднее телевидение - повторение пройденного, показ известного. Может, так и надо в праздники? Не знаю...

Но талант - это всегда другое, непохожее. Или к ТВ это не относится?

[ свернуть ]


«Княжна Марья». Толстого играют молодые

2016-12-16
В среду, 14 декабря, в Театре на Малой Бронной состоялась премьера спектакля «Княжна Марья», поставленного по роману Льва Толстого «Война и мир». Режиссировал спектакль выпускник РАТИ Сергей Посельский. Прототипом княжны Марьи [ развернуть ]
В среду, 14 декабря, в Театре на Малой Бронной состоялась премьера спектакля «Княжна Марья», поставленного по роману Льва Толстого «Война и мир». Режиссировал спектакль выпускник РАТИ Сергей Посельский.

Прототипом княжны Марьи с «лучистыми глазами» в романе «Война и мир» была мать Льва Николаевича Толстого — Мария Волконская. Она умерла, когда будущему писателю не было и двух лет. Толстой помнил теплоту ее рук, мелодичный голос всю жизнь. И именно это попытался передать режиссер в своей постановке.

Спектакль «Княжна Марья» поставлен так, что все красавицы из романа «Война и мир» — Наташа Ростова, француженка Бурьен, Маленькая княгиня ни в какое сравнение не идут с доброй, умной и отважной княжной Марьей. В ее образе Лев Толстой воспел и духовную силу, и красоту русской женщины.

Закончил «Войну и мир» ее автор семейной идиллией. Но тема сиротства проходит и через роман, и через новый спектакль. А начинается и заканчивается он с записи голоса самого автора «Войны и мира». Благодаря фонографу мы можем услышать этот голос.

В спектакле княжну Марью играет молодая актриса Юлиана Сополева. Мы можем, конечно, лишь предполагать, что подразумевал великий писатель под определением «лучистые глаза». Но то, что на сцене от главной героини исходит некий внутренний свет, — вне всякого сомнения.

Испытаний на пути к женскому счастью княжне Марье выпало немало. Приходилось несладко с беспощадным отцом, называвшим ее некрасивой, глупой и никчемной (но при этом отец позволил дочери самой решать, за кого выходить замуж). Старый князь Болконский воспитывал дочь не как кисейную барышню, а как личность, отвечающую за свои поступки.

Внимательному зрителю предоставляется шанс представить, сколько мужества и терпения потребовалось княжне Марье, чтобы во время войны добраться на лошадях до Ярославля к умирающему брату. Или выйти к толпе голодных бунтующих крестьян...

Образ княжны Марьи Толстой создавал, используя «Дневники» своей матери. А также рассказы о ней. Мало сказать, что она была для него идеалом, он на нее молился — даже тогда, когда был отлучен от церкви. Мать стала для Льва Николаевича той силой, что сделала из него писателя. И его первое произведение, повесть «Детство. Отрочество. Юность», — оно тоже о ней.

Возможно, и трагедия семейной жизни Толстого с Софьей Андреевной, о которой немало написано и поставлено, заключалась в том, что черт матери Лев Николаевич в ней не нашел. Софья Андреевна была милой, домашней, хозяйственной Кити из романа «Анна Каренина», и вовсе не такой, какой была его мать — дочь боевого генерала Николая Волконского. Решительная и удивительно щедрая душой. И все это можно прочувствовать, глядя на действо, происходящее на сцене.

После спектакля многие зрители несколько минут сидели в глубокой задумчивости. Словно пытались «переварить» увиденное.

— Спектакль понравился. Хотя были моменты, которые я не поняла. Почему молодые люди играли пожилых героев? — рассказала после премьеры одна из них, писательница Юлия Басова. — Так, в роли старого князя Болконского — совсем молодой артист. Признаюсь, я — поклонница классического театра.

Хотя бывает, что за такой классической формой скрывается пустота. Но спектакль «Княжна Марья» — талантливый. Всем сердцем переживаешь и за княжну Марью, и за других героев романа. В спектакле немало интересных находок: лаконизм декораций нисколько не мешает зрителю ощутить дух дома в Лысых Горах.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Сергей Посельский, режиссер:

— Почему я акцентировал внимание именно на Марье Болконской? Потому что Марья Болконская — любимый образ Льва Толстого, в котором, безусловно, отразились многие черты его матери Марии Николаевны Волконской.

СПРАВКА

Посельский Сергей Николаевич — российский театральный режиссер, актер. Родился в 1979 году в Одессе. Окончил с красными дипломами режиссерский факультет РАТИ (ГИТИС) — Мастерская С. Голомазова — и магистратуру РАТИ (ГИТИС) по квалификации «Режиссура». Работает в Театре на Малой Бронной.

Автор



Подробнее: http://www.vm.ru/news/2016/12/15/knyazhna-marya-tolstogo-igrayut-molodie-343814.html

 

 

 

[ свернуть ]



Добавить отзыв

Дизайн сайта iskadesign.com Официальный сайт Государственного бюджетного учреждения культуры города Москвы
«Московский драматический театр на Малой Бронной» (ИНН 7703001970)
Создание сайта vogueagency.ru Независимая оценка