О спектакле Роли исполняют Фото и видео Отзывы Купить билет
Название: ВАССА
Категория:
Жанр: Сцены
Продолжительность: 2 часа 40 минут
Официальная премьера: 8 августа 2015 года
Возрастные ограничения: 18+
Режиссер - постановщик: Вячеслав Тыщук
Художник - постановщик: Екатерина Галактионова
Художник по свету: Андрей Ребров
Автор: Максим Горький

Аннотация:

Ученик Марка Захарова, номинант на премию «Золотая маска», Вячеслав Тыщук работал во многих российских театрах - в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Владимире. «Васса» - первая крупная работа молодого режиссера в Москве. В пьесе Горького Тыщук увидел трагедию не только семьи, но целой государственной системы. Монументальная декорация художницы Екатерины Галактионовой в виде огромной мраморно-кровавой лестницы напоминает ступени огромного храма. Сама Васса в исполнении заслуженной артистки РФ Екатерины Дуровой предстает в образе строгой, но мудрой хранительницы устоев, неумолимо приносящей в жертву высшей идее тех, кто не вписывается в систему.

Мощная, современная режиссерская трактовка в великолепном актерском исполнении по-новому раскрывает пьесу Горького для зрителя. Спектакль Вячеслава Тыщука – и страшный, и смешной, как сама жизнь, может восхищать и возмущать, но точно не оставит никого равнодушным.

Васса Железнова Заслуженная артистка
Екатерина Дурова
Анна, ее дочь Актриса
Дарья Грачева
Анна, ее дочь Актриса
Мариэтта Цигаль-Полищук
Семен, сын Вассы Актер
Максим Шуткин
Павел, сын Вассы Актер
Олег Кузнецов
Наталья, жена Семена Актриса
Марина Орел
Людмила, жена Павла Актриса
Ольга Николаева
Людмила, жена Павла Актриса
Светлана Первушина
Прохор Железнов, брат Захара Актер
Александр Голубков
Михайло Васильевич, управляющий Заслуженный артист
Владимир Ершов
Дунечка Актриса
Татьяна Ошуркова
Липа Актриса
Дарья Бондаренко
Липа Актриса
Лина Веселкина
Священник Актер
Александр Терешко
Делец Актер
Олег Полянцев
Делец Актер
Андрей Терехов
Делец Актер
Александр Ткачев
Делец Актер
Егор Барановский

СМИ о спектакле Отзывы критиков Отзывы зрителей

Григорий Бабушкин

2016-02-14

Замечательный спектакл. Советую всем пойти, думаю не пожалеете.


Добавить отзыв

Ячейка государства «Васса» в Театре на Малой Бронной

2016-02-06
Газета «Коммерсант» Прошли времена, когда режиссеры, обращаясь к первому варианту пьесы Максима Горького, специально это оговаривали (великий спектакль Анатолия Васильева так и назывался — «первый вариант „Вассы Же [ развернуть ]

Газета «Коммерсант»

Прошли времена, когда режиссеры, обращаясь к первому варианту пьесы Максима Горького, специально это оговаривали (великий спектакль Анатолия Васильева так и назывался — «первый вариант „Вассы Железновой“»). Само собой разумеющимся всегда был вариант второй — написанный уже не русским революционным романтиком, а основоположником соцреализма в середине 1930-х годов, то есть спустя четверть века после выхода первой редакции, имевшей подзаголовок «Мать». Во второй версии горький в духе времени обострил тему классовой борьбы, выведя на сцену революционерку Рашель, несколько изменил состав семьи Вассы, а в конце заставил владелицу пароходства умереть — в качестве напоминания об исторической обреченности капиталистов.

Режиссер Вячеслав Тыщук для постановки в Театре на Бронной выбрал именно первый вариант пьесы Горького, но предметом его рефлексии стали времена и образы, более связанные с эпохой создания варианта второго. Художник Екатерина Галактионова заполнила всю сцену огромной красной лестницей, ведущей фактически в никуда: герои выходят из небольших дверей в глухой стене, к которой ведут ступеньки. Цвет декораций напоминает о мясе — и на авансцене действительно «плещется» мясная река с волнами застывшей мякоти, видимо, бывшая Волга, по которой ходили корабли Вассы. Но все-таки более важна другая ассоциация, возникающая при взгляде на декорацию,— с кремлевской стеной.

Если нужно выявить в недавней театральной истории событие, с которым перекликается «Васса» Тыщука, то это, конечно же, «Лир» Константина Богомолова — там шекспировская трагедия была вброшена в мифологический мир советского тоталитаризма. Спектакль Тыщука не столь радикален, не столь глумлив и не столь интеллектуально запутан, как богомоловский «Лир», но параллели очевидны. Уже вскоре после начала замечаешь, что Васса в эмоционально экономном, но расчетливом и точном исполнении Екатерины Дуровой никак не похожа на деловую женщину, которая создала огромный реальный бизнес и теперь волнуется за его будущее,— ни бумаг в руках, ни внятных деловых распоряжений. Малоподвижная, в глухом красном костюме, она напоминает вовсе не капиталистку, а советского секретаря обкома или руководителя культуры. Потому что «делом» в новой «Вассе» оказывается не бизнес, не капитал, а монолитная система, государственный порядок, на стражу которого поставила себя Железнова Дуровой. Режиссер Тыщук попытался перевести пьесу из бытового, реалистического в надбытовое измерение — и многое ему удалось, хотя спектакль еще ритмически не выстроился и не все додумано в режиссерском решении, не все концы с концами здесь сходятся.

Но семья у нас и вправду подобие государства, именно поэтому в той волне интереса к творчеству горького, которая проходит по сценам всего мира, европейские театры чаще находят в его пьесах — про общество, а наши — про семью (вернее, про семью на фоне общества — взять хотя бы недавних «последних» в Театре имени Маяковского). Антагонист и брат Вассы Прохор (Александр Голубков) здесь решен в образе грубоватого рокера-неформала, подтачивающего систему в буквальном смысле: он вылезает из маленького отверстия в красной стене. Духовенство смыкается с подозрительными элементами — присочиненный к пьесе священник, посвященный в дела и чем-то важным управляющий, окружен хмурыми помощниками в кавказских шапках. И как и во всех охраняемых застывших системах, все изъедено неприкрытым цинизмом — гроб для больного мужа Вассы приносят в дом задолго до того, как он умирает.

На младшее поколение в доме Железновой и вправду нет надежды: у вертлявого Семена (Максим Шуткин) ветер в голове, инвалид Павел (Олег Кузнецов) просто несчастный слабак, их жены Наталья и Людмила (Марина Орел и Светлана Первушина) каждая по-своему, но тоже не годятся в хранительницы лестницы. Дочь Анна (Дарья Грачева) вроде бы деловита и практична, как и ее мать, но слеплена из какого-то чужого, так и хочется сказать, иностранного теста. Так что надежды на сохранение порядка связаны у зловещей Вассы Железновой с внуками. В финале спектакля режиссер доводит свою идею до дидактической наглядности: орденоносная Васса, простившись с мужем почему-то по индуистскому ритуалу — публичным сожжением гроба, забирается на трибуну мавзолея, в который с помощью легких трансформаций превращаются ступени, и над сваленными в кучу у подножия лестницы телами своих детей пророчит о царстве своих внуков. То есть о тех самых внуках сталинской системы, которые пытаются реставрировать ее у нас на глазах.

Роман Должанский, 22.08.2015

[ свернуть ]


Спектакль по первой редакции пьесы Максима Горького — о похоронах мироустройства и о безжалостном давлении системы на живых, очень разных людей.

2016-02-06
“Time out” Красный гранит мавзолея вздымается крутыми уступами, перекрывая даже надежду на возможность увидеть кусок неба. У подножия мавзолея, привычно ковыляя по колдобинам, люди в черном несут гроб, ведомые попом в  [ развернуть ]

Time out”

Красный гранит мавзолея вздымается крутыми уступами, перекрывая даже надежду на возможность увидеть кусок неба. У подножия мавзолея, привычно ковыляя по колдобинам, люди в черном несут гроб, ведомые попом в праздничном красном облачении. Гроб пристраивают на ступенях. Он пуст. Его используют как единственное место в мертвом доме, где хоть прилечь можно. Побирушка голосит, как и положено на похоронах, — о том, что дело, которому отдано тридцать лет жизни, идет прахом. В спектакле Театра на Малой Бронной «Васса» по первой редакции пьесы Максима Горького по воле молодого режиссера Вячеслава Тыщука хоронят не человека, а мироустройство.

Самих людей это мироустройство, где человек подчинен идее, или делу, или «скрепам», уже похоронило под собою заживо. Время для них остановилось. Горничная липа в платье начала прошлого века снует между одетыми в безликое советское тряпье домочадцами Вассы Железновой, упакованной, как в кокон, в перешитый из сталинских шинелей костюм, увешанный трудовыми наградами. Молодая сноха Людмила (острая, отважная работа молодой актрисы Светланы Первушиной) прикрывает ночной блуд помятой школьной формой и заученными под диктовку попа речевками о радостях садоводства. Еще пару лет назад такая «смычка скреп» — размалеванная школьница под пионерским салютом послушно вторит подсказкам добродушного батюшки — показалась бы смелым гротеском, а сегодня уже воспринимается как злободневные реалии. Те, кому удается хотя бы на время сбежать из мавзолея в другую жизнь, возвращаются будто из другого времени: брат хозяина Прохор, мечтающий забрать из дела свои деньги, разгуливает в рокерском прикиде и поет Летова, а дочь Вассы Анна приезжает из города в отчий дом в модном элегантном наряде.

Люди на фоне монументальной конструкции выглядят мелкими, суетливыми и ненужными. Но живыми: режиссеру важно показать, что система давит именно живых, очень разных людей, у каждого из которых есть свои мечты, страхи и привязанности. Актеры Театра на Малой Бронной играют точно и детально, а свою Вассу актриса Екатерина Дурова превращает в героиню подлинной трагедии. Для дела, которому Васса истово служит, дети ее оказались непригодны: глупы, эгоистичны, уродливы. Но эта иссушенная до образа мумии суровая жрица не перестает их любить даже тогда, когда приносит в жертву.

Елена Груева, 6.08.2015

[ свернуть ]


Люди, стрелявшие в наших отцов, строят планы на наших детей

2016-02-06
«Петербургский театральный журнал» Горький, в семейных драмах которого ощутимо сквозило предчувствие роковых бурь, сегодня актуален не в меньшей степени, чем столетие назад. Если Чехова еще можно попытаться поставить, плотно [ развернуть ]

«Петербургский театральный журнал»




Горький, в семейных драмах которого ощутимо сквозило предчувствие роковых бурь, сегодня актуален не в меньшей степени, чем столетие назад. Если Чехова еще можно попытаться поставить, плотно завесив окна шторами, то Горького вряд ли: в дома его героев врывается улица, кровная родня расходится по разным сторонам баррикад. Впрочем, «Вассу Железнову» в ее первом варианте в Театре на Малой Бронной поставили не столько в социальном ключе, сколько в метафизическом. Ее злободневность — не газетная, но сорокинская, постмодернистская: приметы времени сегодняшнего вписаны в замкнутый круг русской истории, русского естества.

В школе рассказывали, что Васса плохая. Рассказывали об исторической закономерности, о расплате за грехи эксплуатации, о разложении буржуазии. Когда советскими канонами можно было уже пренебречь, мнения разошлись: спектакли по пьесе горького рассказывали теперь о сильной женщине, о трагедии крушения дома, о вырождении рода, о выхолащивании семейственности. Васса, обреченная на злодейство, вызывала сочувствие: сильная и одинокая, она несла свой крест и умирала страшно.

«Васса» в постановке Вячеслава Тыщука похожа на «Лира» в версии Богомолова — этого нельзя не заметить. Впрочем, не только на «Лира», но отчасти и на «Турандот», быстро сошедшую с подмостков Пушкинского театра. В том странном спектакле, смешавшем болезненную психологию Достоевского с изяществом мрачной сказки Гоцци, все было красным-красно, а на сцене стоял гроб. Герои мучились почти что фрейдистскими комплексами. Здесь, в спектакле Тыщука, Фрейда немного, но тоже есть гроб — в первом акте, раскрытый, он только ждет свою жертву, во втором, скрытый под стеклянным колпаком, он становится вершиной ритуальной пирамиды. Вокруг курится фимиам, родные стоят в карауле. Есть ли там кто-то внутри — не очень важно, главное — символ, главное — жертва: священный незахороненный труп в самом сердце империи Вассы.

Спектакль Театра на Малой Бронной — не о семье. Он — об элите. О том, как маленький тщедушный диктатор, лишившийся гендерных черт, выцветший и высушенный, держит в страхе и раболепстве своих подданных. Васса Екатерины Дуровой, так напоминающая Лира Розы Хайруллиной — коротко стриженая, седая, поджарая, — говорит, голоса не повышая: насмешничает, деловито приказывает, казнит да милует. этакий царек, в подчинении которого суетятся не только малахольные дети, но и здоровенные подручные. управляющий, удавивший где-то за сценой злосчастного Захара, носится из угла в угол, нервно сжимая натруженную руку. дельцы — несколько солидных мужчин в круглых меховых шапках — подобно опричникам тихонько сидят на скамейке, как первоклассники, в ожидании распоряжений. Если что вдруг не так, и кто-то из беспокойной родни забьется в истерике, рядом, слева и справа, неслышно и аккуратно встанут два молодца в кожаных фартуках. Здесь же и поп — солидный, вкрадчивый, с движениями плавными — в роскошном своем одеянии ходит да посматривает. Его ответственность — Людмила, единственный персонаж пьесы, которому режиссер дарует честность порыва, чувствительность к фальши. Обычно Людмила — роскошная красавица, от тоскливой жизни с юродивым Павлом ударившаяся в веселый разврат с лихим дядей Прохором. Здесь и Людмиле, и Прохору лет совсем не много. Людмила — тонкая девочка в платьице, напоминающем школьную форму: кажется, еще старшеклассница. Прохор — начавший стареть панк, с гитарой и цветным ирокезом. Он — из того поколения, которое в 70-е годы двадцатого века так ждало будущего, дождалось и снова в него не вписалось. Прохор терзает электрогитару, паясничает перед Вассой, поет «гражданскую оборону» и демонстративно не пользуется дверью: входит и выходит только через маленькое низкое окошко. Их отношения с Людмилой — вряд ли роман, скорее, какое-то вынужденное сообщничество людей, которым тошно. Одна из лучших сцен спектакля — разговор Людмилы с анной, дочерью и предприимчивой союзницей Вассы: под придирчивым взглядом священника Людмила (Светлана Первушина) твердит заученный урок. Выдавливает улыбку, вскрикивает по-пионерски, бодро докладывая, сколько приносит ей радости работа с Вассой в саду. Зал смеется: вымученный оптимизм еще не повзрослевшей толком Людмилы так похож на советское коллективное детство с линейками, парадами, сборами и возложениями цветов. Секретарь комсомола — политрук — штатный священник: Какая разница?..

Девушка в языческой маске поет народную песню, Прохор лабает «русское поле экспериментов», Васса и соплеменники цепляют на пиджаки и гимнастерки какие-то ордена: ко второму акту с его торжественными похоронами их становится больше и больше. Меховые шапки, передник горничной, манерность затурканного метросексуала семена — мир этой «Вассы», конечно, из романов Сорокина. Этот мир, смешной и страшный, — та Россия, в которой уголовщина 90-х смешалась с жизнью «по понятиям» под лоском ура-патриотизма 2000-х, где в одном пространстве с интернетом и бизнес-центрами уживается феодальная система отношений, где большевизм уравняли с соборностью, Ивана Грозного хотят причислить к лику святых, а Сталин из диктатора превратился в «эффективного менеджера».

Пространство спектакля (художник Екатерина Галактионова) — ступени из красного мрамора — отчетливо напоминает мавзолей, готовящийся принять своего мертвеца. Ритуальная жертва предвещает Вассе беспредельное всемогущество, и нелепая выходка отчаявшегося семена, сдернувшего мундир и оставшегося голышом в гламурных золотых эполетах и подтяжках крест-накрест, никого даже не возмущает. Просто не заметили. ступени превращаются в непреступные стены, Васса, увешанная орденами, в окружении телохранителей, возвышается на пьедестале, у подножия которого валяются ее «неудавшиеся» дети. Теперь ее расчет — на внуков, им тоже никуда не деться.

Анна Банасюкевич, 23.08.2015

[ свернуть ]


Малая Бронная объявила планы.

2016-02-06
Журнал «Театрал» Открывая юбилейный для театра 70-й сезон, художественный руководитель Сергей Голомазов начал с краткого обзора успехов. Гастроли в Минске, восстановление в театре худсовета, экспозиция к юбилею Анатолия Эф [ развернуть ]

Журнал «Театрал»

Открывая юбилейный для театра 70-й сезон, художественный руководитель Сергей Голомазов начал с краткого обзора успехов. Гастроли в Минске, восстановление в театре худсовета, экспозиция к юбилею Анатолия Эфроса. С нескрываемым удовольствием худрук сообщает новость о том, что обе премьеры минувшего сезона – спектакли «Формалин» и «Сирано де Бержерак» – вошли в лонг-лист премии зрительских симпатий «Звезда театрала-2015». 

Так уж сложилось исторически, что Театр на Малой Бронной имеет две даты рождения – день подписания указа о создании театра (август 1945) и день первого спектакля (апрель 1946). Потому и отмечать 70-летие будут в два захода. К юбилею приурочат открытие малой сцены, предназначенной для экспериментальных постановок и поиска новых художественных форм. В декабре на новой площадке состоится премьера спектакля режиссера Михаила Станкевича по пьесе Ясмины Реза «Разговоры после погребения». А вот главные юбилейные торжества состоятся в отремонтированном здании театра в сезоне 2016-2017. 

Этот же сезон Театр на Малой Бронной откроет уже завтра спектаклем «Васса» в постановке молодого режиссера Вячеслава Тыщука с Екатериной Дуровой в главной роли (показы пройдут 8,9,19 августа). В октябре репертуар пополнится пластическим спектаклем «Яма» по одноименной повести Куприна в постановке известного хореографа Егора Дружинина. В дальнейших планах Голомазова – неожиданная американская и европейская драматургия: «Щека к щеке» Юнаса Гарделя, «Деревья умирают стоя» Алехандро Касона, «Кроличья нора» Дэвида Линдси-Эбейра (режиссер Сергей Голомазов, в главной роли – Юлия Пересильд). Премьеры нового сезона подвинут старые спектакли: из перенасыщенного репертуара (сейчас играют 25 наименований) будут сняты четыре.

Мила Денёва, 7.08.2015

[ свернуть ]


Малая Бронная откроет юбилейный сезон «бомбой».

2016-02-06
Журнал «Театрал» Театр на Малой Бронной по традиции одним из первых открывает свои двери для зрителей. Свой юбилейный 70-й сезон театр начнет 8 и 9 августа премьерой спектакля «Васса» в постановк [ развернуть ]

Журнал «Театрал»

Театр на Малой Бронной по традиции одним из первых открывает свои двери для зрителей. Свой юбилейный 70-й сезон театр начнет 8 и 9 августа премьерой спектакля «Васса» в постановке молодого режиссера Вячеслава Тыщука, который предлагает смелый и жесткий взгляд на пьесу горького. Декорация Екатерины Галактионовой представляет огромную лестницу кровавого цвета, похожую на ступени храма, где приносятся все новые и новые жертвы в угоду высшей идее. В главной роли – заслуженная артистка РФ Екатерина Дурова.
Уже в середине октября состоится еще одна премьера юбилейного сезона –пластический спектакль хореографа и режиссера Егора Дружинина по повести Александра Куприна «Яма» в оформлении главного художника театра Веры Никольской. В постановке будут заняты практически все поколения труппы театра, от заслуженных артистов Александра Никулина и Веры Бабичевой до самых юных, недавних выпускников мастерской Сергея Голомазова в ГИТИСе. 
Ежегодный сбор труппы состоится 7 августа в 12-00.

, 3.08.2015

[ свернуть ]


Театр на Малой Бронной открывает 70-й сезон осовремененным горьким.

2016-02-06
«Москва-24» 70-й сезон, конечно, юбилейный, но празднования решили перенести на следующий год по нескольким причинам. Первая связана с историческим аспектом: указ о создании театра был подписан в августе 1945 год [ развернуть ]

«Москва-24»

70-й сезон, конечно, юбилейный, но празднования решили перенести на следующий год по нескольким причинам. Первая связана с историческим аспектом: указ о создании театра был подписан в августе 1945 года, и, следуя этому факту, действительно есть повод для праздника – с юридической точки зрения Театру на Малой Бронной исполняется 70 лет. Однако первый спектакль поставили в апреле 1946 года. Вторая причина – ремонтные работы, которые с 2012 года идут в театре. Поэтому нынешнее руководство приняло решение чуть повременить с юбилейным вечером и дождаться того времени, когда с неудобствами, связанными с приведением здания в порядок, будет покончено.
«Юбилей пройдет в 2016 году, но о том, как это будет выглядеть, нужно задумываться уже сейчас. Если у кого-то будут интересные творческие предложения, идеи, мы их сможем обсудить. Очень не хочется повторяться и делать праздники, которыми обычно отмечают юбилеи другие театры», – сказал на сборе труппы художественный руководитель Сергей Голомазов.
В декабре коллектив сможет оценить все достоинства малой сцены театра. К ее открытию будет приурочен спектакль «Разговоры после погребения» по пьесе французского драматурга, актрисы Ясмины Реза. 
«Эта площадка – замечательный стартап для молодых режиссеров, но еще и место для экспериментов, – рассказал m24.ru Сергей Голомазов. – Часть труппы окажется занятой в процессах, которые будут там происходить, и это очень важно. 
Кроме того, малая сцена, как правило, не требует значительных экономических вливаний – с финансовой точки зрения там все более скромно, однако этот момент ничуть не умаляет художественную ценность спектаклей, результат может быть интересен и значителен. Я сам как режиссер начинал с камерных площадок и очень трепетно отношусь к этому формату. Он необходим в театре». 
Новый сезон стартует с премьеры – 8 и 9 августа на основной сцене выходит «Васса». Пьесу максима горького осовременил молодой режиссер Вячеслав Тыщук. 
«Мы познакомились, когда Вячеслав был студентом режиссерского факультета мастерской Захарова, – поделился худрук театра. – Я преподавал у этого курса. Потом мне порекомендовали его спектакли, и они мне очень понравились. Это и постановка „облако-рай“, за которую Тыщук номинировался на „Золотую маску“, и „Пиковая дама“ – талантливо придуманные, режиссерски сочиненные спектакли. 
Я согласен с репликой Елены Андреевны из пьесы Чехова „Дядя Ваня“, что талант – это редкость, его надо любить. Когда сталкиваешься с талантливым человеком, который, пускай и противоречиво, но интересно растет, я всегда испытываю определенную художественную и человеческую потребность ему помогать, потому что в нем я вижу и себя, и свою судьбу». 
Что касается модернового решения постановки, то на этот счет Голомазов высказал такое мнение: «У нас нет никаких провокаций. Сценой со священником в рясе мы никоем образом не оскорбляем чувства верующих. Я сам верующий человек! Это просто элемент сюжета, выстроенный во внятном, осмысленном контексте. Главное достоинство спектакля заключается в том, что это художественное, очень интересное, честное и яркое профессиональное высказывание молодого человека, который смог найти общий творческий язык с частью коллектива среднего возраста и с молодежью и придумать, на мой взгляд, очень неожиданный, больной в каких-то своих проявлениях, очень искренний и честный спектакль». 
Помимо «Вассы» в новом сезоне Театр на Малой Бронной планирует показать несколько премьер, одной из которых занимается Егор Дружинин. В середине октября выйдет «Яма» по повести Куприна. Сам Голомазов обратится к творчеству американского драматурга Дэвида Линдси-Эйбера «Кроличья нора», где главную роль сыграет Юлия Пересильд. Репетиции начнутся уже в октябре. В конце сезона режиссер Юрий Иоффе представит спектакль «Деревья умирают стоя».

Юлия Чечикова, 7.08.2015

[ свернуть ]


Смерть как главное событие жизни. Театр на Малой Бронной открыл сезон премьерой спектакля «Васса».

2016-02-06
Газета «Новые известия» В начале 70-го, юбилейного сезона худрук Театра на Малой Бронной Сергей Голомазов делает ставку на молодую режиссуру. Первым в череде дебютантов столичной сцены стал режиссер Вячеслав Тыщук, представивши [ развернуть ]

Газета «Новые известия»

В начале 70-го, юбилейного сезона худрук Театра на Малой Бронной Сергей Голомазов делает ставку на молодую режиссуру. Первым в череде дебютантов столичной сцены стал режиссер Вячеслав Тыщук, представивший московской публике кровавую историю о крахе любой системы, построенной на страхе и жестокости.

Бесчисленная вереница ступеней ведет под колосники сцены и сливается в кирпично-красном цвете со стенами. Белые прожилки – задуманная в декорациях стилизация под мрамор – скорее вызывает в памяти вид окровавленных мясных туш на рынке, подвешенных на крюки. Мрамор морга, мрамор храма – легко уловимое ощущение казенного учреждения подчеркнуто на вершине лестницы целым рядом складных деревянных стульев, какие бывают в домах культуры, судах, больницах. Вдоль стены рассаживается «очередь» из непутевого семейства пароходной династии Железновых – закутанные в одеяла, хромые, косые – сыновья, снохи, прислуга. Молча ждут то ли приема, то ли обхода. и появляется она…

Маленькая седая головка на худосочной шее, дерганый ритм движений, растерянность крота, только что выбравшегося на свет из подземелья. Васса Железнова в исполнении Екатерины Дуровой разительно выпадает из череды ее предшественниц на русской сцене. Героиня Фаины Раневской, Веры Пашенной или Татьяны Дорониной – это всегда громада, железная машина по добыче денег. Режиссер Вячеслав Тыщук и художник по костюмам Екатерина Галактионова (она же сценограф) создают принципиально иной образ. Субтильное тело укутано в красный непроницаемый костюм, как в суконную скатерть, и, кажется, тонет в его безразмерности. Безразмерным же кажется и кровавое пространство, на фоне которого васса почти растворяется, говорит негромко, передвигается бесшумно. оттого разителен контраст, когда вдруг это маленькое существо переходит на тон бывалого зека, отдавая приказы травить и убивать. Эдакий красный кардинал инквизиции, сеющий смерть чужими руками.

Без трагедий и надрывов, в рабочем порядке, пытаясь восстановить положение семейного дела и сберечь накопленное годами тяжелого труда состояние, Васса Петровна (Вячеслав Тыщук берет для постановки именно первый вариант пьесы Максима Горького) методично сводит в могилу мужа и его брата, сына и его жену, горничную и ее ребенка – своего нежеланного внука. Смерть вписана в быт этого семейства от начала и до конца. чинной церемонией вначале на сцену вплывает гроб. Священник в красной рясе с золотыми крестами возглавляет похоронную процессию людей в черном, ондатровыми шапками и красными ленточками на черных пальто неизбежно напоминающих совдеповских партийных работников. С усилием преодолевают они непроходимую целину – авансцена «изрыта» буграми красной глины. А смерть тем временем, явленная в образе ряженой (Елизавета Полякова) в расшитом фольклорном переднике, заунывно и ужасающе голосит русскую народную «Ты река ли моя, реченька».

Закрытый гроб, долго проплывающий перед зрителем, в итоге оказывается пустым. Занимая свое место на переднем плане, он становится главным действующим лицом, вокруг которого вращается жизнь. К нему примериваются, в него присаживаются. К гробу приковано зрительское внимание вопросом: кого в него положат? Но, перемещаясь во втором акте на вершину лестницы и венчая собой все пространство, гроб так и остается неперсонифицированным (по сюжету, хоронят главу семейства захара железнова). Ни для кого конкретно, для всех вообще гроб –герб рода Вассы. Так выстраивается в сценографии иерархия, вертикаль этого мира: во главе – гроб за стеклом, как мавзолейный экспонат; рядом священник, создающий ритуал из любой смерти и окуривающий короб с белыми рюшами клубами фимиама; под гробом мать, невозмутимо стряхивающая детей со своей орденоносной груди – черный костюм Вассы усеян медалями за трудовые заслуги.

Молодой режиссер – выпускник мастерской Марка Захарова – настойчиво и довольно дерзко вписывает пьесу Горького в реалии советской действительности более поздней, чем 1913 год (время действия «Вассы»). В руках мелькают красные канцелярские папки, на серых пиджаках поблескивают медали ветеранов труда, жена кособокого Павла (Олег Кузнецов) Людмила (Ольга Николаева) предается разврату с дядей Прохором, не снимая школьной формы. И бойко выдает монолог о благости жизни под заботливым крылом Вассы, вздергивая руку в пионерском жесте. Здесь мелькают одинаковые у всех пряжки на казарменных шароварах времен военного коммунизма, а хозяйка дома обращается к домочадцам с партийной трибуны. Но вместе с тем эксцентричный образ Прохора Железнова (Александр Голубков) – панка с цветным ирокезом и электрогитарой – и сексапильная блондинка в красном Анна (Мариэтта Цигаль-Полищук) делают категорию времени относительной. В любые времена род обречен на вымирание, если во главе его гроб.

В финале железная леди оглашает поддельное завещание, по которому все состояние переходит в ее единоличное пользование. Сыновья-неудачники и юродивая сноха бросаются на шею маме в последней попытке сыскать милость и выжить… Но медленно сползают по невозмутимому железному стану, скатываясь по кровавым ступеням в общую братскую могилу. На вершине, за гробом, остается лишь Васса, облачаемая слугами в бронзовое платье, как Жанна д’Арк, да еще дочь Анна и сноха Людмила, окаменело кивающие у рампы финальному монологу Вассы об их совместном будущем. Ступени вздыбливаются, лестница превращается в непреодолимую стену, и остается за бортом жизни все семейство, обретая каждый свой гроб и свою смерть как главное и единственное событие жизни…

Мила Денёва, 12.08.2015

[ свернуть ]


Дизайн сайта iskadesign.com Официальный сайт Государственного бюджетного учреждения культуры города Москвы
«Московский драматический театр на Малой Бронной» (ИНН 7703001970)
Создание сайта vogueagency.ru Независимая оценка